Jazz Up!

The New York Times (США): Джина Хэспел пользуется своими шпионскими навыками, чтобы наладить отношения с Трампом, но он далеко не всегда прислушивается

Вашингтон — В самом начале своей работы в должности директора ЦРУ Джина Хэспел (Gina Haspel) пыталась ввести президента Трампа в курс дела, однако он, казалось, ее не слушал. Все его внимание — и гнев — было сосредоточено на мухах, летавших по Овальному кабинету. Вернувшись в свой офис, Хэспел нашла решение этой проблемы, о чем рассказали два источника, знакомые с ситуацией. Она отправила Трампу липкую бумагу для борьбы с мухами.

Хэспел, которая в четверг, 18 апреля, выступит со своим вторым обращением в качестве директора ЦРУ, взяла в свои руки руководство этой организацией в довольно тяжелый момент ее 71-летней истории: в настоящее время этому агентству приходится выдерживать давление со стороны президента, который зачастую публично отвергает его выводы, и иметь дело с Белым домом, который относится к профессионалам в области национальной безопасности с глубоким скептицизмом.

Первый год работы Хэспел в должности директора ЦРУ подходит к концу, и она уже успела показать себя искусным тактиком: она сумела очаровать президента при помощи маленьких знаков внимания и разговаривала с ним с позиций трезвого реализма, одновременно апеллируя к эмоциям. Будучи карьерным оперативным сотрудником спецслужб, прошедшим специальную подготовку для того, чтобы работать с информаторами, она применила свои навыки шпиона — умение слушать, умение демонстрировать участие и способность налаживать диалог — чтобы в Белом доме услышали ее голос.

Однако ее голос слышат далеко не всегда. Несмотря на способность Хэспел пользоваться расположением Трампа, нет практически никаких причин полагать, что ей удалось изменить его мнение в ключевых вопросах, и это подчеркивает ограниченность ее подхода. Заявления Трампа по целому ряду вопросов — вмешательство России в выборы, ядерная программа Ирана, руководство Северной Кореи и, что важнее всего, добросовестность и надежность кронпринца Саудовской Аравии — противоречат оценкам ЦРУ.

Трамп публично отвергал не только выводы американских разведывательных агентств, но и те факты, которые они собирали. В результате ЦРУ оказалось в довольно опасной ситуации. Действующие и бывшие чиновники разведки утверждают, что в список функций  Хэспел не входит лоббирование тех или иных политических мер. По их словам, руководители разведывательных агентств должны сконцентрироваться на том, чтобы донести до политиков факты и оценки того, что эти факты могут означать. Хэспел постаралась предотвратить политизацию ЦРУ, настояв на том, чтобы высокопоставленные чиновники агентства сосредоточились на своей работе и не обращали внимание на комментарии президента, который однажды посоветовал главам разведывательных агентств «вернуться в школу».

«ЦРУ переживает трудные времена, потому что наш президент делает некорректные заявления касательно разведывательного сообщества, а его оценка фактов весьма сомнительна, — сказал Николас Дуймович (Nicholas Dujmovic), директор программы по изучению деятельности разведки в Католическом университете Америки, проработавший в ЦРУ 26 лет. — Разведывательному сообществу нужно немного подождать. Это пройдет».

Став первой женщиной-директором ЦРУ, Хэспел сосредоточилась на укреплении основ своего агентства — на восстановлении дисциплины, отправке большего числа офицеров за границу и на совершенствовании ключевых шпионских навыков, таких как, к примеру, владение языком. Это позволило ей стать популярной среди рядовых сотрудников бюро.

Хэспел отказалась дать интервью для этой статьи, поэтому наш материал основан на интервью десятка действующих и бывших чиновников разведки, которые общались и работали с ней. Хэспел удается поддерживать хорошие отношения с президентом отчасти благодаря тому, что помимо своей привычной работы ЦРУ под ее руководством сосредоточилось и на тех задачах, которые являются приоритетными для Трампа — к примеру, поиски и помощь американским заложникам за границей.

«Хэспел — оперативный сотрудник разведки, а такие сотрудники обладают блестящими навыками работы с людьми, — сказал Фред Флейц (Fred Fleitz), бывший офицер ЦРУ, который был членом Совета национальной безопасности при администрации Трампа. — Они особенно хорошо умеют налаживать контакт с высокопоставленными чиновниками. Они знают, как это делать».

Ключ к Трампу: реализм и эмоции

Как сообщили источники, вскоре после того, как президент назначил Хэспел директором ЦРУ, она сумела завоевать репутацию человека, способного мастерски проводить брифинги с Трампом.

В марте прошлого года высокопоставленные чиновники агентств национальной безопасности собрались в Белом доме, чтобы обсудить с Трампом то, как нужно отреагировать на покушение на бывшего офицера российской разведки Сергея Скрипаля, совершенное на территории Великобритании.

Лондон призывал Белый дом выслать десятки предполагаемых оперативных сотрудников российской разведки, но Трамп был настроен скептически. Вначале он даже назвал это отравление частью вполне привычных шпионских игр — неприятным происшествием, которое, однако, вписывалось в рамки принципов работы разведки. По словам некоторых чиновников, они тогда подумали, что г-н Трамп, который часто критиковал «крыс» и перебежчиков, в некотором смысле с понимание отнесся к попыткам российского правительства наказать того, кого оно считало предателем.

В ходе той дискуссии Хэспел, которая тогда была заместителем директора ЦРУ, повернулась к Трампу. Она изложила возможные варианты действий спокойно, но твердо, а потом она наклонилась к президенту и сказала, что «сильным вариантом» могла бы стать высылка более 60 дипломатов.

Как говорят источники, чтобы убедить Трампа, чиновники, включая Хэспел, попытались доказать президенту, что Скрипаль и его дочь стали не единственными жертвами атаки россиян.

Хэспел показала президенту предоставленные британским правительством фотографии, на которых были дети, которые якобы были госпитализированы после контакта с «Новичком» — тем самым веществом нервно-паралитического действия, которым отравили Скрипалей. Потом г-жа Хэспел показала Трампу фотографию уток, которые, как утверждали британские власти, погибли в результате грубой работы российских оперативников.

Хэспел была не первым человеком, использовавшим вызывающие сильные эмоции фотографии, чтобы привлечь внимание президента, однако ее умение совместить этот прием с трезвым реализмом привело к желаемому результату: Трамп сосредоточился на фотографиях больных детей и мертвых уток. И в конце совещания он дал согласие на «сильный» вариант.

По словам источников, такой результат стал примером того, как при помощи новой информации Хэспел может убедить Трампа изменить точку зрения.

«Ее стиль и манера поведения в подобных решающих ситуациях сводятся к тому, что она умеет мягко обезоружить, не показав слабости», — сказал Дуг Уайз (Doug Wise), бывший офицер ЦРУ, который в прошлом работал с Хэспел.

Большие потери и маленькие победы

Сослуживцы и друзья Хэспел решительно отвергают любые намеки на то, что она манипулирует президентом. По их словам, она всего лишь пытается заставить его прислушаться и защитить ее агентство.

Офицеров ЦРУ предупреждают о том, что им не следует использовать навыки вербовки на своих коллегах и других американских чиновниках. Однако эти навыки проявляют себя естественным образом, и от них трудно отмахнуться, как сказал один бывший оперативный сотрудник ЦРУ. Одной из негласных традиций среди глав резидентур ЦРУ долгое время была вербовка посла США — человека, который находится в наилучшем положении для того, чтобы им помогать.

По словам чиновников, Трамп вряд ли подумает, что разведывательное сообщество подчинится его мировоззрению. Ни один пример не демонстрирует границы влияния г-жи Хэспел нагляднее, чем реакция администрации США на убийство колумниста газеты «Вашингтон пост» Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi).

ЦРУ пришло к выводу, что виновником убийства Хашогги является кронпринц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман, с которым Белый дом старается поддерживать дружеские отношения.

Многие конгрессмены считают данные, представленные Хэспел и ЦРУ, весьма убедительными. Но Трамп с ними не согласен: он выступил с длинным заявлением касательно того, почему он не собирается менять политику США в отношении Саудовской Аравии и почему он не перестанет поддерживать кронпринца Мохаммеда.

В других вопросах Хэспел удалось завоевать доверие Трампа, воспользовавшись тем, что некоторые его интересы пересекаются с планами разведывательного сообщества. В самом начале ее работы в должности директора ЦРУ Трамп попросил ее представить свежие материалы по заложникам, удерживаемым в Северной Корее, Иране, Йемене и некоторых других странах. Хэспел распорядилась, чтобы ее заместители занялись делами заложников в приоритетном режиме, чтобы президент как можно быстрее получил информацию по заложникам.

Хэспел, которая обладает богатым опытом работы с делами заложников, лично занялась делом Роберта Левинсона (Robert A. Levinson), бывшего агента ФБР и бывшего аналитика ЦРУ, который пропал в Иране в 2007 году. В июле, спустя несколько недель после своего назначения, она встретилась с членами семьи Левинсона и ускорила работу по выяснению того, что с ним стало.

Учится на собственном опыте

Рядовые сотрудники ЦРУ, которые очень хотели, чтобы их бюро возглавил один из них, с радостью встретили назначение Хэспел директором агентства. Они постепенно оправлялись от последствий неровного руководства Майка Помпео (Mike Pompeo) — сейчас он занимает должность госсекретаря — который посеял страх среди сотрудников ЦРУ своей самодовольной манерой руководства.

По словам источников, когда Хэспел занимала должность заместителя директора ЦРУ, она служила своего рода буфером, инструктируя чиновников по поводу того, как стоит разговаривать с Помпео. Она очень быстро превратилась в доверенного советника, который доказал свою надежность в один из сложных периодов истории ЦРУ — в период реализации программы допросов и задержаний, которая сформировалась в ходе решительных попыток ЦРУ разыскать членов террористической организации «Аль-Каида» (запрещенная в России организация — прим. ред.) после терактов 11 сентября.

Хэспел была руководителем одной из секретный тюрем ЦРУ в Таиланде, где террористов «Аль-Каиды» подвергали пыткам, в том числе под ее наблюдением. Она также работала руководителем аппарата офицера ЦРУ Хосе Родригеса (Jose A. Rodriguez), который принял решение уничтожить 92 записи допросов, на некоторых из которых были запечатлены пытки террористов «Аль-Каиды».

В прошлом году, во время слушаний в Сенате по вопросу об утверждении в должности, сенаторы задали Хэспел вопрос о том, какую роль она сыграла в уничтожении записей. Хэспел заявила, что этот шаг был призван защитить офицеров ЦРУ, но добавила, что она посоветовалась бы с большим числом экспертов, если бы попала в такую ситуацию снова. «Опыт — хороший учитель», — сказала она.

Ее опыт заставляет ее соблюдать осторожность и решительно защищать свое агентство, которое нуждается в такой защите, учитывая нестабильность политической ситуации.

Однако Хэспел завоевала доверие Помпео и сохранила верность ему. В результате Трамп воспринимает Хэспел как продолжение Помпео — по мнению действующих и бывших чиновников, именно это и помогло ей защитить себя.

Однако бывшие чиновники задаются вопросом о том, как долго это продлится. Другие высокопоставленные чиновники из сферы национальной безопасности ­- такие ветераны, как Джим Мэттис (Jim Mattis) и Г.Р. Макмастер (H. R. McMaster), — столкнулись с тем, что, как только предложенные ими меры стали противоречить устремлениям г-на Трампа, их влияние резко уменьшилось.

Отношения Хэспел с Трампом позволили ЦРУ сохранить право участвовать в принятии решений Белого дома, о чем сказала Андреа Кендалл-Тейлор (Andrea Kendall-Taylor), бывший аналитик ЦРУ, занимающая сейчас должность старшего научного сотрудника в Центре новой американской безопасности (Center for a New American Security).

«Если она продолжит указывать на факты и оценки, которые отличаются от того, что президент хочет слышать, — особенно в таких важных вопросах, как Россия и Северная Корея, — ее влияние будет уменьшаться», — добавила Кендалл-Тейлор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Y-Semyonov, собирательный образ коллектива редакторов независимого новостного портала. Цель - донести до каждого украинца и россиянина состояние дел в политике страны и не даль возможности скрыть что сейчас происходит в Украине для жителей России. Вы так же можете присоединиться к нам если обладаете опытом в журналистике и не предвзяты во мнении, напишите о себе на адрес Info@y-semyonov.ru.

Вам есть что сказать об этом?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here